28 мая, пятница  |  Последнее обновление — 19:49  |  vz.ru
09:41 Разработан проект развития отечественной ядерной медициныВсе новости лентой
Видео RSS

Как дожить до 100 лет

Скопируйте код и вставьте в свой блог:
Также по теме:

Владислав Твердислов: Дорогие зрители! Дорогие коллеги! Человечество имеет предназначение очень высокое. Если не бояться высокого стиля, то Вселенная с помощью человечества пытается осознать себя. А инструмент – это человеческий мозг, человеческое мышление. А всякий сложный инструмент нуждается в ремонте и починке. И на переднем фронте, на передней линии вот той самой человеческой задачи стоят наши замечательные нейробиологи, нейрофизиологи, нейрохирурги. Сегодня мы встречаемся с известным нейрохирургом, профессором Преображенским Даниилом Яковлевичем.

Даниил Преображенский: Добрый вечер!

В. Твердислов: На самом деле мне известно, что многие заболевания головного мозга связаны с нарушением микроциркуляции. Вообще, что это такое? Значит, есть большие сосуды, маленькие, что такое нарушение микроциркуляции?

Д. Преображенский: Нарушение микроциркуляции, как правило, ведет к отеку головного мозга. Отек головного мозга в своем высшем проявлении – это набухание головного мозга с деструктивными изменениями и коры, и подкорковых структур, что всегда ведет к смертельному исходу.

В. Твердислов: Всегда или не всегда?

Д. Преображенский: Отек, набухание головного мозга с деструкцией корковых и подкорковых структур всегда ведет к летальному исходу. Это самая главная проблема в нейрохирургии. Отек головного мозга встречается и при нарушениях мозгового кровообращения: это ишемические инсульты, это и геморрагические инсульты, это разрывы аневризмы головного мозга.

В. Твердислов: Аневризма – что такое? Поясните.

Д. Преображенский: Аневризма – это то самое утолщение сосудистой стенки, куда попадает в случае повышения артериального давления кровь. И в этот момент (где тонко, там и рвется), в момент физического напряжения и эмоционального, происходит разрыв.

В. Твердислов: И тромбоз... там тромб образуется?

Д. Преображенский: Нет, там... если б там образовался тромб, было бы все хорошо. А кровь изливается в мозговое вещество, будь то серое вещество или белое вещество, но, тем не менее, образуется геморрагический очаг.

В. Твердислов: Даниил Яковлевич, с чего начинается? Ведь не сразу же начинаются высокие патологии вот эти вот. С чего начинается – в проявлениях у человека, в мыслительной деятельности, в состоянии вот такие вот болезни? Это сначала давление повышается, по самочувствию – вот как это?

Д. Преображенский: И в том, и в другом случае, и ишемические инфаркты, и геморрагические инсульты, всегда связаны с повышением артериального давления. Если имеет место быть артериальная гипертензия, в конечном итоге артериальная гипертензия тесно связана с внутричерепной гипертензией. И в этом случае...

В. Твердислов: Гипертензия – это повышенное давление.

Д. Преображенский: Совершенно точно, да, повышение давления. И все те моменты, будь то эмоционального характера, будь то физического характера, они вызывают вот эти самые состояния, которые ведут иногда к летальному исходу.

В. Твердислов: В поведенческих функциях как-то проявляются начальные стадии подобных заболеваний, раз затронут головной мозг? Или это проявляется сразу уже в таких высоких органических патологиях?

Д. Преображенский: Сосудистые патологии всегда бывают внезапными.

В. Твердислов: Вот так?

Д. Преображенский: Опухолевое образование может проявиться буквально по истечении срока ближе, например, к семилетнему или восьмилетнему.

В. Твердислов: То есть, ничем не выдает себя болезнь.

Д. Преображенский: Оно ничем может себя не выдавать. Особенно это касается так называемых незлокачественных опухолей.

В. Твердислов: Они лечатся?

Д. Преображенский: Они лечатся, и они лечатся очень активно, хирургическим методом, как правило. Это, значит, большая группа менингиом, которые имеют начало своего роста из твердой мозговой оболочки.

В. Твердислов: Какой инструментарий сейчас в Ваших руках? Какие инструменты Вы используете?

Д. Преображенский: В наших руках по-прежнему остается скальпель, по-прежнему остается коловорот, существуют микроскопы, и в настоящее время самое-самое современное, что имеется в клинике Александра Александровича Коновалова в институте нейрохирургии имени Бурденко, – это гамма-нож. Это метод, который позволяет на глубинных структурах, не всегда тотально, но субтотально, удалять те глиальные опухоли, которые недоступны нашим манипуляциям.

В. Твердислов: Можно я перейду к другому мозгу? У нас есть головной мозг и спинной мозг. Как нейрохирурги связаны с функциями и заболеваниями спинного мозга?

Д. Преображенский: Там тоже встречаются и опухолевые образования, и образования, которые сейчас занимают все большее и большее место в клинике нейрохирургии,– это так называемые межпозвонковые грыжи дисков. Тогда, когда человек делает с большим усилием какие-то серьезные домашние работы (передвигает мебель, к примеру), тогда, когда водитель после длительного рейса, находясь в сидячем положении, имея расслабленную мускулатуру, вдруг спрыгивает с высоты, к примеру, двух метров – это траллеры, как правило,– и в этот момент наступает...

В. Твердислов: Грыжа?

Д. Преображенский: Грыжа, да, которая дает высокий корешковый болевой синдром, который и является поводом для его госпитализации в нейрохирургическое отделение и в дальнейшем удаления этой самой межпозвонковой грыжи.

В. Твердислов: Даниил Яковлевич, а совсем простой вопрос – простой для Вас, наверное, а для меня и для всех нас очень жизненный: а в каких местах и почему, почему поясница, почему реже выше, вот, позвоночник наш сдает? И что такое S-образный позвоночник, почему он возникает?

Д. Преображенский: Искривление позвоночника начинается, как это ни странно, в детском саду, в школе. Неправильная осанка, неправильная посадка ребенка во время занятий в течение 45-ти минут создает неправильный стереотип для костной структуры позвоночника. Структура позвоночника меняется, она искривляется, образуются либо кифозы, либо...

В. Твердислов: Поясните.

Д. Преображенский: Кифоз – это горб, по-нашему.

В. Твердислов: А, понятно.

Д. Преображенский: Да, вот.

В. Твердислов: До каких лет это обратимо и когда это необратимо, вот эти искривления позвоночника, поскольку, я насколько знаю, это очень распространенное сейчас явление.

Д. Преображенский: Совершенно точно! Это очень распространенная патология, она является необратимой после 21-го года.

В. Твердислов: Заметить это можно рано, если смотреть за ребенком, за молодым человеком?

Д. Преображенский: Вы понимаете, сутулость у детей не всегда распознается, как начало вот этого самого тяжелого процесса. А сутулость у девочек, сутулость у молодых людей высокого роста особенно – это ведь явление очень и очень распространенное. Кто-то стесняется своего высокого роста, понимаете, и начинает втягивать голову и сгибать плечевой пояс вперед, и получается вот эта самая порочная поза, и эта поза, в конце концов, становится...

В. Твердислов: Котируется, да?

Д. Преображенский: Становится уже определяющей его дальнейший да...

В. Твердислов: Я вспоминаю очень старую шутку, которая какое-то отношение имеет к нашей беседе. Шутка состояла в том (она еще времен советских), что самые две опасные профессии – это старые большевики и академики. Смысл шутки состоял... ну, действительно, высокая смертность, но шутка состояла в том, что всем им было сильно за 80 или за 90. Т.е., мыслящие люди, одни из них вспоминали революцию и писали мемуары, а другие из них активно работали в научной сфере – вот наши, действительно, замечательные академики 50-х, 60-х, 70-х годов. И действительно, долгожителей было очень много. Какие соображения на этот счет у Вас?

Д. Преображенский: Вы знаете, соображения опять сводятся к самому главному. Это соблюдение режима сохранности. Это отсутствие алкоголя...

В. Твердислов: Полное или частичное?

Д. Преображенский: Вы знаете, давайте все-таки придем к тому, что полное всегда лучше, чем частичное. Там, где частичное, там начинаются уже...

В. Твердислов: Послабления.

Д. Преображенский: Послабления, да. Частичное для меня, моего, что называется, телосложения. А для моего – «теловычитания» говорят. Это, например, совершенно другая там доза, и т.д., и т.д. Т.е., существует вполне конкретный вектор: если вы правильно ведете себя в молодости – занимаетесь спортом, если вы не курите, если вы не выпиваете, если вы не злоупотребляете ни марихуаной (извините меня), как это сейчас принято, ни наркотическими средствами, типа героина, то вы можете прожить совершенно конкретно те 100 лет, которые являются нормой еще...

В. Твердислов: Библейской нормой.

Д. Преображенский: Библейской нормой, да.

В. Твердислов: Я замечал, что вот... ну, вот у военных это, может быть, особенно резко бывает: у людей, которые выходят на пенсию и перестают общаться, активно что-то решать – они могут копаться на своем дачном участке, они могут ходить в магазин, могут беседовать на лестнице,– но эти люди теряют интерес к жизни. Вот в какой мере, каким образом людям немолодым уже, да, которые пенсионный возраст обретают, не просто выживать (ну, бывают сложные ситуации), а какой образ жизни Вам кажется самым здоровым – я не говорю о злоупотреблениях?

Д. Преображенский: Самым здоровым образом жизни остается хотя бы минимальная профессиональная (профессиональная!) деятельность.

В. Твердислов: Великолепно! Я Вам хочу сказать про себя. Это никогда не делают ведущие, но я хочу сказать про себя. Мне кажется, что за последние 10 лет мне стало интересней жить. Потому что я стал уже достаточно много знать. «Я» – это не только я, это мое университетское окружение. И я заметил, что в каком-то возрасте люди очень сильно начинают разделяться: одним становится жить интереснее, а другим – скучнее. Вот это где-то происходит за 55 – за 60 лет.

Д. Преображенский: Если Вы продолжаете ощущать прилив жизненных сил, самое главное – сохранять в себе вот этот профессионально-жизненный тонус. Тогда, когда над человеком висит этот лозунг: «Cogito ergo sum» («Я мыслю, значит, я существую»),– вот тогда все то, о чем мы с Вами говорили, превращается в очень конкретную форму: «Живите и здравствуйте!»

В. Твердислов: И Вселенная может быть спокойна: мы ее осмыслим!

Д. Преображенский: Хорошо!

 


 
Взгляд