28 мая, пятница  |  Последнее обновление — 19:49  |  vz.ru
09:41 Разработан проект развития отечественной ядерной медициныВсе новости лентой
Читайте также

Правила жизни без стресса для самых занятых

Дикая усталость, постоянное напряжение от многочасового сидения у компа - если избежать этих стресс-факторов трудно или невозможно, то изменить реакцию на них легко

Экология психологии

Как в бесконечном потоке важных и неотложных дел вычленить главное и не дать потоку тебя поглотить?

Все статьи
Олег Баниж
Пластический хирург
Атташе заведующего отделением челюстно-лицевой хирургии госпиталя Святой Анны (Париж), ведущий хирург клиники «Ланцетъ» (Москва).
Послать письмо автору

Новые технологии пластической хирургии рождаются в России

Пластический хирург Олег БАНИЖ сделал блестящую карьеру во Франции и сегодня с успехом оперирует и там, и в России. Он − атташе заведующего отделением челюстно-лицевой хирургии госпиталя Святой Анны в Париже и ведущий хирург клиники «Ланцетъ». По его мнению, наши пластические хирурги сегодня ни в чем не уступают своим западным коллегам. А в каких-то областях даже лидируют.

Что такое малоинвазивная пластическая хирургия.

−В нашем представлении Франция всегда была и остается Меккой красоты. В том числе в плане новых технологий. Что в этом смысле можно сказать об эстетической пластической хирургии в России?

− Во Францию я попал в 2000 году, окончив Медицинский институт в Тбилиси − по студенческому обмену. И так получилось, что задержался достаточно надолго. В это время отрасль пластической эстетической хирургии в России и странах СНГ была в зачаточном состоянии.

Cтоило рухнуть железному занавесу, все изменилось. Сегодня наши хирурги прекрасно чувствуют себя в любой точке земного шара. Абсолютно на равных общаются с мэтрами пластической хирургии из той же Франции. А в чем-то – например, в новых технологиях − их даже превосходят.

− С чем это связано?

− С нашим русским характером, его неугомонностью, стремлением к поиску. Проследив некоторые громкие имена французских хирургов, у которых когда-то любили оперироваться наши соотечественники, убеждаешься: кто-то обращается к ним по старой памяти, но все чаще мы слышим в их адрес нарекания. Доброе имя лишь немногих из них по-прежнему громко марширует по территории России. В общем плане уровень наших специалистов выше. На мой взгляд, в этом проявляется и наш космополитизм. Русские врачи не будут спорить, кто лучше оперирует: бразильцы, американцы, французы или итальянцы. А, узнав о чем-то новом, сядут в самолет и полетят в любую точку мира. Потом перенесут это новое в свою практику. Методика перерабатывается, в нее вносятся какие-до дополнения. И затем она, как авторская, обретает новую жизнь не только в России, но и на территории Европы.

− Что вы имеете в виду, когда говорите о новых технологиях?

− Это, прежде всего, различные направления малоинвазивной хирургии (с минимумом надрезов, крови, вмешательства и т.п.). Совокупность малоинвазивных методик сегодня в конечном итоге дает результат, максимально приближенный к результату полномасштабной, серьезной хирургической операции. Конечно, срок действия такой операции не будет длительным – он сохраняется на протяжении полутора−двух лет. Зато она отличается очень коротким реабилитационным периодом. Пациент, как говорится, остается в строю.

К таким методикам, например, относится подтяжка биорассасывающимися нитями. Их появление – настоящий прорыв в малоинвазивной хирургии. Когда использовались нерассасывающиеся нити, результат тоже был краткосрочным. При этом они оставались в коже навсегда, что небезопасно. Биорассасывающиеся не приносят вреда, при их использовании не происходит отторжений, аутоиммунных процессов.

− До недавнего времени существовало огромное количество нитей, отличающихся не только материалом, но и способами крепления в тканях. Например, наша отечественная разработка, когда нити имеют на своей поверхности микрокрючочки. Чем в этом смысле отличаются биорассасывающиеся нити?

«В отличие от хирургической операции, создающей красивый рельеф лица, малоинвазивные методики восстанавливают именно качество кожи»

− Их производит та же компания, что и нити с микрокрючочками. И это очень важно. Во-первых, это единственная методика, сертифицированная на территории Российской Федерации. Во-вторых, эти нити в наибольшей степени соответствуют целям подтяжки − выделению, перемещению и креплению тканей в новом положении. Если гладкие нити сжимают ткани, то нити с микрокрючочками их именно фиксируют. К тому же, рассасываясь, биодеградируемые нити еще стимулируют активность фибробластов – клеток кожи, вырабатывающих коллаген. Ниточка рассасывается, а коллаген остается. Он фиксирует полученный результат, который со временем ослабевает. Форма и крепление нитей постоянно меняются и совершенствуются.

− Эти нити могут быть профилактикой возрастного провисания тканей?

− Есть нити, которые можно использовать как профилактику. Их введение приравнивается к биоармированию – введению гелей-филлеров по линиям натяжения кожи. Эта методика также недавно получила лицензирование на территории России. А есть нити нового поколения, с помощью которых корректируются уже произошедшие изменения.

− Какие еще методики относятся к малоинвазивным?

− Введение новых видов гелей и наполнителей, позволяющих вернуть лицу молодые объемы, разгладить морщины, омолодить кожу. В отличие от хирургической операции, создающей красивый рельеф лица, они восстанавливают именно качество кожи. Самое новое – так называемые инъекции «жидкой кожи», представляющие собой смесь коллагена с аминокислотами и солевыми элементами.

По-прежнему актуальным остается использование ботулинического токсина, химических пилингов, увлажнение и биоревитализация кожи с помощью стабилизированной гиалуроновой кислоты и олиго-элементов. Нельзя отрицать важность лучевых воздействий − пульсирующего света, инфракрасного излучения, термалифтинга. Обретает новую жизнь липофилинг (заполнение глубоких морщин). Когда видишь, что результаты обычной операций и малоинвазивных методик практически совпадают, возникает вопрос: а зачем оперировать?

Что интересно, даже бурно развивающуюся эндоскопическую хирургию в каком-то смысле тоже можно отнести к малоинвазивной. Если делать эндоскопические операции (через маленькие надрезы) в щадящем режиме, поэтапно (сначала лоб, через какое-то время – височный лифтинг), срок реабилитации будет минимальным.

− А как же наше русское желание получить все сразу и надолго?

− Я расцениваю пластическую операцию как желание вступить в брак. Что-то хочет пациент, что-то можете вы. В результате переговоров и обсуждения, передвижения тканей у зеркала, компьютерного моделирования нужно прийти общему решению. Пациент должен иметь ясное представление о результатах операции. Однако оно возникает не всегда. В этом случае лучше поставить нити или сделать инъекции тех же гелей. Определить с их помощью степень коррекции. И только потом перейти к следующему этапу – к пластической операции.

Если речь не идет об эндопротезировании, все перманентное небезопасно. Поколение, которое в свое время захотело ввести на «подольше» перманентные гели, до сих пор пытается их убрать. Кому-то сделать пластическую операцию на «подольше» не позволяет состояние здоровье. Когда речь идет об эстетике, риск не должен превышать результат. К нам приходят здоровые люди. И они должны уйти от нас абсолютно здоровыми.


 


 
Взгляд