28 мая, пятница  |  Последнее обновление — 19:49  |  vz.ru
09:41 Разработан проект развития отечественной ядерной медициныВсе новости лентой
Читайте также

Проверено на мышах

Японские ученые заявляют, что нашли средство, которое справляется с гриппом A/H1N1 эффективнее, чем «Тамифлю»

Все статьи
Борис Режабек
Биофизик
Кандидат биологических наук, заведующий лабораторией перспективных технологий Института междисциплинарных исследований, председатель правления Северо-Кавказского отделения Международного экологического фонда
Послать письмо автору

Нанороботы, нанобактерии и бессмертие

Борис Георгиевич Режабек интересен тем, что, с одной стороны, является специалистом в области биофизики и геронтологии, с другой - в области русской философии, в том числе её направления, основанного русским мыслителем Николаем Фёдоровичем Фёдоровым, который начал проповедовать в России идеи победы над смертью и физического воскрешения научными методами. Такие междисциплинарные специалисты способны преодолеть разрыв между дерзкими мечтаниями оптимистично настроенных философов и рутинной повседневной работой специалистов в биологических и научных лабораториях.

Идеи Николая Федорова о воскрешении из мертвых актуальны для современных ученых.

- Какие идеи Вас сейчас увлекают, чем вы сейчас занимаетесь?

- Сейчас меня, прежде всего, интересует вопрос о том, как преодолеть старение, потому что вопрос бессмертия – это вопрос не ближайшего будущего. Хотя и у нас, и за рубежом есть энтузиасты, которые считают, что мы уже стоим на пороге открытия, но я считаю, что прежде чем достичь этого пика, еще предстоит пройти много трудных перевалов.

Прежде всего, надо справиться с сердечно-сосудистыми болезнями – старение во многом зависит от них. Если мы научимся поддерживать тонус и качество сосудов на достаточно высоком уровне хотя бы лет до 120, то тогда, накапливая опыт, накапливая знания, мы сможем двигаться дальше.

- Когда говорят о сердечно-сосудистых заболеваниях, больше всего уделяют внимания хирургии, холестерину, питанию, движению и профилактике. Что Вы как биофизик предлагаете для поддержания необходимого тонуса сосудов?

- В этой области важным открытием, удостоенным Нобелевской премии, стало открытие регуляторной роли очень простой молекулы - окиси азота. Открытие этого вещества было сделано в России Б.Ф.Ваниным, сотрудником замечательных русских биофизиков Н.В. Тимофеева-Ресовского и Л.А. Блюменфельда. Правда, Нобелевскую премию получили не они - в России генерируются великие идеи, но сил на их полную реализацию не хватает. С этим веществом связана разработка уже получившего широкую известность препарата «РФГР» - «рилизинг фактор гормона роста», изучение которого даёт надежды на запуск реальных механизмов омоложения клеток.

Следующим «перевалом» на пути к активному долголетию является победа над злокачественными опухолями, ну а затем уже в первый ряд встанет управление механизмами старения, связанными с теломерами, "счётчиками" клеточных делений, которые открыл Алексей Матвеевич Оловников. Его также обошли при вручении нобелевской премии – по тем же причинам. Сегодня он развивает концепцию «редусомы» - частицы, управляющей теломерами, которую ещё предстоит подтвердить.

- Какие еще идеи и исследования кажутся Вам наиболее интересными и перспективными?

- Очень интересны работы Владимира Петровича Скулачёва, который ищет пути ликвидации программы старения и смерти, созданной в процессе эволюции. Им уже получены важные практические результаты - созданы препараты, которые успешно работают, восстанавливая зрение животных. Эти препараты уже переходят в стадию клинических исследований.

Для того чтобы объединить различные усилия в этой области, я создал в Международном Университете Междисциплинарных Знаний кафедру нанобионики – фактически новой науки. Она занимается изучением поведения нанороботов, которые реально работают внутри каждой живой клетки. Сейчас уже примерно проведена структурная классификация этих нанороботов и начата подготовка к исследованию механизмов и принципов их работы. В этой области особое внимание стоит обратить на идеи Эрвина Бауэра об «устойчивом неравновесии» живой материи. Если понять, как с точки зрения физики описывать поведение этих нанороботов и управлять ими, то можно будет вплотную заняться управлением геномом и управлением процессом старения, опираясь не только на биохимию, но и на физику с кибернетикой.

- Нанороботы? Звучит завораживающе! Расскажите, пожалуйста, подробнее.

- Замечательным примером нанороботов являются рибосомы – машины по производству белка на основе программы, записанной в нуклеиновых кислотах. Интереснейшими и важнейшими для понимания природы процессов старения нанороботами являются сложные «репаразные комплексы». Они отслеживают повреждения ДНК в живых клетках, и если бы они прекратили свою работу, ДНК быстро бы деградировала. А ведь худо-бедно мы всё-таки живём, и иногда даже более 100 лет!

Одно из интересных направлений на стыке нанобионики и микробиологии – изучение нанобактерий. Это бактерии, имеющие диаметр примерно 80 нанометров, и размер - до микрона. Но они обладают удивительной склонностью селиться именно на иммунных клетках. Я считаю, что это гораздо более серьезная проблема, чем, например, раздутая сейчас – с коммерческими целями – проблема СПИДа. Исследование нанобактерий может, действительно, продвинуть нас в понимании длительного поддержания иммунитета, его укрепления, а это важнейшая составляющая теории старения.

В России проведены важные работы в области теории старения, связанные с темами нанобионики, цитоэкологии - науки о поведении живых клеток. Очень перспективны исследования Виктора Абрамовича Зуева, который открыл "белок старения", занимаясь изучением совершенно других вещей. Он изучал прионы – белки, вызывающие реакцию прионовых болезней нервной системы, таких как коровье бешенство. И вот, изучая фракции мозга мышей, он обнаружил, что у стареющих мышей появляется некий прионоподобный белок, что даёт надежду создать антитела к нему, препятствующие его разрушительной работе.

#{block=341}

В наших планах - создание международной лаборатории долголетия, которую я хочу разместить в Абхазии, где у меня установились прекрасные дружеские связи на всех уровнях, вплоть до президента. Здесь очень одобряют мои идеи и готовы предоставить территорию для создания такого института, например, в одном из пансионатов Пицунды. Сотрудники этого института смогут, не теряя привычной работы, скажем, в РАН, приезжать туда и работать на месте.

В течение 10 лет в Ростовском институте я воспитывал биофизиков, когда их еще никто в стране не учил. Сегодня мои ученики работают в разных городах и в разных научных лабораториях (многие за рубежом), и я надеюсь на их помощь. Особенно важны для меня те, кто сегодня работает в Институте биофизики РАН, куда я в течение 10 лет посылал своих студентов.

Расскажите, пожалуйста, чем Вам близки идеи Николая Федорова.

- Ну, во-первых, это человек, изменивший мою судьбу. Дело в том, что когда в конце 70-х годов была разрушена моя лаборатория в Ростовском Университете, я в течение 10 лет был, что называется, в свободном полете. Тем не менее, мне удавалось участвовать в разного рода конференциях. Однажды в Институте Философии в мае 1988 я увидел объявление, что в городе Боровске состоятся первые Федоровские чтения. Я знал, что Фёдоров - великий человек. Он одним из первых начал говорить о вопросах бессмертия и возможности воскресения на научном, а не на религиозном языке. Разумеется, я поехал на эту встречу. С того дня моя жизнь изменилась. Включая тот факт, что там я встретил свою будущую супругу, Ольгу Александровну Бабанову, удивительную и прекрасную женщину, искусствоведа, тоже увлекавшуюся идеями Фёдорова. Мы вместе уже более 20 лет, и с каждым годом я восхищаюсь всё больше.

- Как Вы считаете, почему идея космизма не слишком популярна в современном обществе?

- Дело в том, что современное общество к смерти относится очень пренебрежительно и легкомысленно, смирившись с её непобедимостью и даже «естественностью». Общество потребления не хочет видеть серьезности этой проблемы, а погоня за миражами-однодневками, деградация культуры и мышления сейчас вообще выбивает из людей остатки ума! Когда целью существования становится лишь потребление, а культура превращается в мелькание клипов на экране телевизора, серьёзные научные и религиозные размышления отходят на второй план. Идеи космизма, на мой взгляд, стоят в ряду немногих философских идей, способных вытащить человечество из того тупика, куда оно идет.

В шестидесятые годы все были восхищены тем, что Россия первой вышла в космос, и немалую роль в этом сыграли идеи Н.Ф.Фёдорова. Когда Гагарин поднялся над Землёй и впервые увидел нашу маленькую и прекрасную планету с космической высоты, во Франции вышла статья «Два Гагарина». Дело в том, что Н.Ф. Фёдоров был внебрачным сыном князя И. Гагарина, а фамилию «Фёдоров» ему дали по крестному отцу. С Фёдоровым в юности общался К.Э. Циолковский, а книгу «Философия Общего дела» читал С.П. Королёв...

Я с удовольствием вижу, как растёт интерес к шестидесятым у молодёжи, которая уже начинает понимать, что «общество потребления» идёт в тупик, в конце которого может быть только вселенская катастрофа. Но я верю, что ноосфера формируется по Божественному плану, и апокалиптические угрозы, которыми нас пугают сегодня, не помешают её формированию. Интересно, что к таким выводам пришел и известный американский физик Пол Дэвис, книгу которого «Проект Вселенной» в 2010 году издали на русском языке. Очень рекомендую её людям, интересующимся этими вопросами.

- Существуют ли сегодня какие-то конкретные наработки для идей Федорова, приблизились ли Вы (мы?) к реализации этих идей хоть на йоту?

- Идеи Фёдорова очень глубоки, а понимают их зачастую очень примитивно: «А, Фёдоров… тот, который говорил, что будем воскрешать покойников, собирая тела из атомов!» - такое можно слышать порой даже от культурных людей. Это вульгаризация. Главным в учении Фёдорова является следование по пути «устроения общества по типу Троицы», когда люди смогут стать полностью «прозрачными» и чистыми в делах и помыслах по отношению друг к другу. Без этого бессмертие и воскрешение умерших не имеет никакого смысла. Тогда и наука станет совсем другой, и для неё откроются совершенно новые пути.

Ортодоксов сегодня пугает мысль об участии науки в деле воскрешения - для традиционного мышления приятнее и удобнее предоставить это дело только рукам Бога. Эта ситуация очень напоминает нервозное неприятие такими верующими идей эволюции – гораздо привычнее думать о происхождении человека в стиле детской сказки, хотя уже отцы Церкви понимали невозможность буквального прочтения Шестоднева. Но в том-то и суть, что наука и религия могут найти общий язык!

Если же говорить не о философских, а о технических достижениях, то сегодня развитие техники манипуляции отдельными атомами, лежащее в основе модных нанотехнологий, показывает, что это уже реальность. Но собрать из отдельных атомов живую клетку или даже вирус ещё никому не удалось, хотя заявки такого рода делаются.

- Не являются ли взаимоисключающими идеи антистарения и воскрешения?

- Преодоление старения открывает пути к решению задачи воскрешения. Сегодня бесценный опыт, накопленный человеком к 60-70 годам, бездарно уничтожается с гибелью мозга и не может быть передан в полной мере следующим поколениям. В этом возрасте человек уже способен подчинить страсти своим высшим творческим задачам, а тело, главный инструмент их реализации, дряхлеет и приходит в негодность.

Но без глубокого понимания идей Фёдорова - свободно исполнять Божественное задание «хранить и возделывать сад», которым для человека является вся Вселенная, ни бессмертие, ни воскрешение не будут благом. Обезьяне бессмертие ни к чему...


 


 
Взгляд