28 мая, пятница  |  Последнее обновление — 19:49  |  vz.ru
09:41 Разработан проект развития отечественной ядерной медициныВсе новости лентой
Читайте также

Правила жизни без стресса для самых занятых

Дикая усталость, постоянное напряжение от многочасового сидения у компа - если избежать этих стресс-факторов трудно или невозможно, то изменить реакцию на них легко

Экология психологии

Как в бесконечном потоке важных и неотложных дел вычленить главное и не дать потоку тебя поглотить?

Все статьи
Наталья Щукина
Психолог
Практикующий психолог, сотрудник Московского института гештальта и психодрамы
Послать письмо автору
Также этого автора

Не надо бросать комья грязи в спящего льва

Мало найдется людей, которые при новости о смерти Влада Галкина не дернулись телом. Но не стоит зарабатывать дешевые дивиденды на горе.

Никоновская ересь возможна только в тоталитарном режиме

Больных детей необходимо умерщвлять, дабы они не мучились в нашем Мире – заявил своей статьей известный журналист Александр Никонов. Что это?

Как жить при терроризме

Страх охватил многомиллионный город. В каждой женщине в платке мерещится террористка... Как жить с этим дальше? Как смириться со смертью невинных молодых людей, спешивших в час пик на учебу или работу, и стоит ли это делать?

− На горячие линии психологической помощи не прозвониться, страх охватил многомиллионный город. В метро не так людно, как обычно. Наталия Львовна, как справиться с этим ужасом?

− Острая реакция на стресс – это абсолютно нормально. Боль необходимо пережить. Дать себе время подумать о себе, о близких, о ценностях. Если в течение ближайших дней страх не уйдет и будет мешать работать, выполнять привычные обязанности, тогда нужно обратиться к специалисту. Необязательно быть в эпицентре такого рода событий, чтобы стать их жертвой. Конечно, без рваных ран, а только с душевными. Но в первую очередь, я бы рекомендовала обратиться к специалисту тем, кто никак на это событие не отреагировал. Это в большей степени, чем впечатлительность, может быть признаком душевного нездоровья.

− В Институте Сербского подготовлены места для госпитализации. Теракт действительно может свести с ума?

− Ну здорового изначально человека вряд ли. А для человека в пограничном состоянии такое событие может сработать как спусковой крючок. Здоровый человек, даже если стресс выбьет его из рабочей формы, либо восстановится сам, либо с помощью психолога, не психиатра.

− Что же, теперь сидеть по домам и бояться?

− Во-первых, почему «теперь»? Как ни цинично это звучит, наша жизнь не изменилась со вчерашнего дня кардинально. Терроризм как способ «выразить точку зрения» был, есть и будет всегда. Точно так же, как плесень и болезнетворные микробы сопровождают человечество постоянно. И чем изощреннее становятся средства борьбы с ними, тем активнее мутируют плесень и микробы. Такой «очаг инфекции» существует веками практически в каждой стране. Нет смысла перечислять, это всем известно. Но бороться против терроризма только силовыми методами невозможно. Не это основной инструмент. И мы идем, по сути, на поводу у террористов, когда начинаем поливать грязью силовые структуры, не сумевшие предотвратить теракт и спасти десятки невинных жизней. И о десятках, кстати, мы говорим только в связи со случившимся в понедельник. А если пересчитать всех жертв, с начала 90-х? Получается, что они были напрасны?!

− Но как же быть с тем фактом, что эти структуры, действительно, не предотвратили теракт? Ведь идет информация о том, что были предпосылки. А у нас – героическая и слаженная ликвидация чрезвычайных ситуаций и полная беспомощность в их предотвращении…

«Чтобы жить без страха перед террором, самое главное – тратить время и энергию на тех и на то, что любишь»

− К сожалению, на сегодняшний день это так. Но повторю, пока власть и народ, по меньшей мере, в вопросах противостояния террору разделены недоверием – что совершенно очевидно в нашей стране – в эту щель и бросают террористы своих шахидок, от этого обе стороны (мы и власть) становятся только более уязвимыми.

− И что же, теперь это исключительно обязанность граждан – выслеживать потенциальных террористок?

− Конечно, не исключительно! Но давайте, раз уж мы живем в зоне повышенной опасности, не будем притворяться, что ничего не происходит или само собой рассосется, а будем перенимать опыт стран, которые научились бороться, точнее, противостоять терроризму, может быть, более успешно. В Израиле никто не обидится, если его сумка, оставленная в аэропорту «на секундочку», будет уничтожена. И не сочтет себя «стукачом», если сообщит полицейскому, что заметил что-то подозрительное. Забота о личной безопасности является и нашей личной ответственностью тоже.

С другой стороны, зная нашу милицию не с самых лучших сторон, мы отдаем себе отчет, что над нами могут посмеяться, отмахнуться, попросту послать. И здесь нельзя впадать в детство, обижаться и съеживаться. Если дежурный милиционер не может выслушать, нужно выяснить его имя, фамилию, номер и обратиться к вышестоящему руководителю. Надо добиваться того, чтобы быть услышанными. У нас просто нет другого пути.

C точки зрения психологии, терроризм – это своего рода подростковый эгоцентризм. Война с ним практически бессмысленна и абсолютно беспощадна. Единственно верный способ – я говорю о нас, людях, возможных жертвах – только выстроить свои собственные границы и защищать их. От терроризма против мирного населения защитить на 100% власти не могут. Мы должны быть более ответственными и сами.

− А как получается, с точки зрения психологии, что женщины – восточные женщины, которые всегда ассоциировались с теплом очага, большим количеством детей, смирением и послушанием, − становятся, по сути, массовыми убийцами?

− Да, это, на мой взгляд, странное явление. Такая феминизация по восточному типу… Выходит, что теперь женщины именно в этой роли нужны своим кавказским мужчинам. К чему это приведет, судить сложно. Средний возраст жителей Чечни сегодня – 27−28 лет. Чечня более чем на 10 лет «моложе» основного населения России. Наверное, это отчасти объяснит подобного рода «подростковые» деяния, хотя, безусловно, не оправдает их тяжести… С другой стороны, вероятно, женщины – наиболее безропотное оружие для кавказских мужчин в борьбе против мирного населения, чтобы те по-прежнему могли считать себя «воинами» и идентифицировать себя с понятием «мужество»…

− И все же… На станциях метро море цветов и зажженные свечи. Как же жить с терроризмом – все время оглядываясь и изучая каждую женщину в платке?

− Во-первых, очень досадно, что террористы навлекают гнев на весь свой народ. Далеко не каждая женщина в платке – шахидка… Очевидно, что теракты не работают на пользу народа, представители которого их совершают, что бы ни заявляли их организаторы. Но самый главный урок: эти взрывы прогремели по каждому из нас. Жизнь потрясающе хрупка. Не надо – нельзя! – экономить свой внутренний свет. Огромное множество вещей в мире и в жизни могут подождать. Кроме любви, которую мы должны успеть отдать тем, кто рядом с нами. Чтобы жить без страха перед террором, самое главное – тратить время и энергию на тех и на то, что любишь. И, конечно, оберегать ответственным отношением к происходящему вокруг.


 


 
Взгляд