28 мая, пятница  |  Последнее обновление — 19:49  |  vz.ru
09:41 Разработан проект развития отечественной ядерной медициныВсе новости лентой
Читайте также

Проверено на мышах

Японские ученые заявляют, что нашли средство, которое справляется с гриппом A/H1N1 эффективнее, чем «Тамифлю»

Все статьи
Сергей Колесников
Депутат Госдумы
Заместитель председателя Комитета по охране здоровья ГД РФ, член Президиума академии РАМН, заслуженный деятель науки РФ, профессор, доктор медицинских наук, член Совета Лиги здоровья нации
Послать письмо автору
Также этого автора

ВОЗ сеет панику

Как медик я должен вам говорить, что все ужасно, давайте деньги, срочно, нам нужны миллиардные ассигнования, вы нас – и население, и медиков, пожалуйста, спасите.

Атака клонов отложена, но не исключена...

Государственная Дума продлила временный запрет на клонирование человека вплоть до вступления в силу специального федерального закона, устанавливающего порядок использования технологий клонирования организмов в целях клонирования человека. О фантазиях и реалиях отечественного клонирования рассказывает эмбриолог, член Президиума РАМН, заместитель председателя Комитета Госдумы по здоровью Сергей Колесников.

- Сергей Иванович, насколько реальной с научной точки зрения представляется проблема клонирования человека, насколько актуален принятый запрет?

- Очень часто путают две вещи: клонирование целого организма и клонирование клеточного материала – так называемое терапевтическое клонирование. Это принципиальная разница. Принятый закон касается клонирования целого организма и не касается развития клеточных технологий, когда мы из полипотентных клеток (стволовых) можем выращивать отдельные органы-клоны или восстанавливать их.

- О клонировании человека снимают мыльные оперы и пишут книжки. В реальности такое возможно, если говорить не о законодательной, а о технической стороне вопроса?

- Теоретически любая лаборатория экстракорпорального оплодотворения, где помогают бездетным парам – а таких лабораторий, насколько мне известно, только в нашей стране около 120 – при небольшом дооснащении имеет возможность поставить клонирование эмбриона человека на поток. Необходимое для этого оборудование стоит около 350 тысяч долларов. Но клонировать целого человека бессмысленно и, в сущности, невозможно. Не технически невозможно, а по самой сути: полное воспроизведение, точное копирование человека не представляется реальным, потому что в процессе развития даже клонированного эмбриона остается очень много факторов неопределенности. Да, зародыш получает готовый набор генов, но какие из них и каким образом будут работать, решается в эмбриональном развитии и после рождения, а «клонировать» социальную и внешнюю среду, в которой развивался прототип клона невозможно. Да и вовсе, как я уже сказал, бессмысленно…

- Что же такое клон?

«Теоретически любая лаборатория экстракорпорального оплодотворения при небольшом дооснащении имеет возможность поставить клонирование эмбриона человека на поток»

- В натуральной ситуации сперматозоид проникает в яйцеклетку и запускает развитие эмбриона, в результате из слияния двух клеток мы получаем сложный человеческий организм. А при клонировании из клетки какого-либо органа берут ядро и его сажают в яйцеклетку, как бы вместо сперматозоида, и с помощью электростимуляции или какой-либо другой стимуляции заставляют клетку делиться, запускают процесс ее дробления. То есть, ядро взрослой клетки, со всей взрослой информацией, вынужденно «впадает в глубокое младенчество», помещается в условия эмбриона и ведет себя соответственно.

- Как ученое мировое сообщество относится к перспективам клонирования человека, ведь клонирование других целых организмов продолжаются? Каковы результаты этих исследований?

- Пока слишком много неопределенности, что же будет с этими воспроизведенными организмами. То, что мы видим на сегодняшний день, – ускоренный процесс старения, высокая склонность к злокачественным образованиям, пока не накоплены данные по генетическим модификациям. Сейчас идет накопление фактов, и для каких-либо заключений необходимо, как минимум, еще лет десять. Например, о генетически модифицированных продуктах, которые у нас в быту уже лет 50, – и то до сих пор мы не можем прийти к единому решению.

Но если вернуться к клонированию целого человека, то это, по моему мнению и мнению многих моих коллег, дело бесперспективное. Клонированный ребенок не заменит матери умершего ребенка, поскольку невозможно клонировать точно все условия, в которых он развивался даже внутри утробы – не тот возраст женщины, не те эмоции, не та окружающая среда, не говоря уже о естественной изменчивости внешнего мира. Но клонирование клеточного материала – вещь, безусловно, перспективная, открывающая возможности замены органов фактически своими же органами.

- Каково законодательство других стран в вопросах клонирования?

- В ряде стран вообще не регулируется этот вопрос. У них нет таких технологий и совершенно другие заботы, я имею в виду страны экономически неразвитые. Часть стран регулирует это на уровне полного запрета, как и мы. А в некоторых странах это законодательство проработано более детально. Например, в Англии, которую вообще можно считать пионером в этом направлении, поскольку они первые вырастили «ребенка из пробирки» – осуществили ЭКО в 1978 году. Сегодня в британском законодательстве прописано, что можно доращивать эмбрион в пробирке до 13 суток с целью получения клеточного материала. Через 13 суток, как правило, эмбрион сам гибнет вне матки. Конечно, можно кричать об этике, религии и т.д., но с этой точки зрения, проблема «эксплуатации» эмбрионов несопоставима с проблемой многих миллионов абортов в мире. Тем более, что эмбриональный клеточный материал реально помогает спасти жизни.

Некоторые считают, что запретительный закон будет тормозить развитие науки. Но я бы это назвал политической демагогией. Развитие науки тормозят не законы, а отсутствие финансирования и связанная с этим утечка мозгов.


 


 
Взгляд