28 мая, пятница  |  Последнее обновление — 19:49  |  vz.ru
09:41 Разработан проект развития отечественной ядерной медициныВсе новости лентой
Читайте также

Проверено на мышах

Японские ученые заявляют, что нашли средство, которое справляется с гриппом A/H1N1 эффективнее, чем «Тамифлю»

Все статьи
Иван Козлов
Иммунофармаколог
Доктор медицинских наук, профессор, декан фармацевтического факультета РГМУ
Послать письмо автору
Также этого автора

Что плохого в отечественных иммуномодуляторах?

К концу сезона простуд Росздравнадзор обеспокоился, что на всех наших иммуномодуляторов не хватит. Их продажи растут вдвое быстрее, чем в среднем по рынку. Иммунологи бьют тревогу.

Особенности национального фармпрома

Только благодаря принятым в России «послаблениям» в вопросах клинических испытаний, мы имеем на рынке некоторое количество оригинальных отечественных лекарств.

«Позволю себе усомниться»

Британские и американские ученые разгадали загадку вируса СПИДа, как объявили сегодня мировые СМИ. Для этого понадобились 20 лет, 40 000 попыток и многомиллионные ассигнования. При этом утверждать, что загадка действительно разгадана и осталось совсем чуть-чуть до лекарства, которое положит конец мировой пандемии, уже унесшей 25 миллионов жизней, преждевременно, считает декан фармацевтического факультета РГМУ профессор Иван Козлов.

− Иван Генрихович, в чем суть открытия, всколыхнувшего сегодня мировые СМИ?

− Ученым удалось вырастить кристалл – точную трехмерную копию молекулы интегразы, одного из ключевых белков вируса иммунодефицита человека (ВИЧ – возбудитель СПИДа). Полученный кристалл позволяет во всех деталях «рассмотреть» структуру активного центра интегразы. Это, по мнению исследователей, создает предпосылки для совершенствования существующих и создания новых лекарств от СПИДа. Ведь истинный размер молекулы, скажем, доли нанометра, даже за гранью нанотехнологий (к слову, размер вируса СПИДа – около 120 нанометров), а с помощью выращенного кристалла исследователи могут отчетливо увидеть, что происходит с этим белком на молекулярном уровне, и, следовательно, понять, каким образом можно блокировать его активность.

По сути, такой кристалл позволяет точно смоделировать и исследовать механизм действия имеющегося лекарства и рассчитать формулу нового. То есть вместо десятилетий поиска и перебора вариантов, как это традиционно происходит в фармакологии, формулу вещества вычисляет компьютер, исходя из точного знания топографии активного центра изучаемой молекулы. В таких условиях для создания нового препарата достаточно и нескольких месяцев.

− А чем будут отличаться новые лекарства против ВИЧ, созданные таким способом, от уже существующих? Позволит ли это действительно излечить мир от чумы XX века?

− Честно говоря, позволю себе усомниться, что это открытие переломит тенденцию распространения и развития ВИЧ. Лекарства, способного полностью излечить человека от СПИДа, сегодня нет. У нас уже есть набор препаратов, которые тоже воздействуют на один из ключевых белков вируса и снижают его размножение в организме зараженного человека. Чем меньше вируса, тем меньше вероятность клинических проявлений и их острота, тем лучше состояние здоровья. Благодаря этим препаратам, СПИД перешел из разряда неизлечимых заболеваний в разряд контролируемых. Это значит, что лекарства надо принимать постоянно, как, например, при диабете. Но в данном случае необходимы интервалы в лечении, иначе развиваются побочные эффекты. На мой взгляд, новый препарат мог бы сработать как поддерживающий на время этих перерывов. Или создать альтернативу у больных с резистентностью к используемым сегодня препаратам.

− Почему новый препарат не сможет заменить существующие, ведь ученые говорят о разработке и совершенствовании препаратов, которые не просто препятствуют размножению вируса, но блокируют его возможность встраивать свою ДНК в ДНК инфицированного человека?

− ВИЧ тем и коварен, что мы имеем на сегодняшний день много его носителей. И не у каждого из них развивается СПИД. У этих людей вирусный геном встроен в геном клетки-хозяина и десятилетиями никак не проявляется. Клетка поделилась – и он с ней. Клинические проявления возникают, когда вирус начинает размножаться быстрее, чем клетка, в которой он живет. Поэтому мы точно даже не можем знать, сколько на планете носителей ВИЧ. Человек получает диагноз, только если уже начинаются клинические проявления или если он случайно сдал кровь на ВИЧ. Поголовно этого сегодня не делают, как когда-то проверяли всех на сифилис, поскольку это против Конституции. И самое главное, препараты предлагаемого механизма действия тоже не исключают формирования к ним резистентности. Ведь вирус имеет способность мутировать.

− Каким же должно быть лекарство от СПИДа?

− Конечно, прекрасно было бы создать вакцину, которая давала бы устойчивый иммунитет на десятилетия. К сожалению, после того как были разработаны препараты, применяемые сегодня у ВИЧ-инфицированных, и появилась возможность поддерживать жизнь и здоровье зараженных людей, работа над созданием вакцины отошла на второй план. Были три или четыре клинических исследования ВИЧ-вакцин, но, судя по всему, они оказались не слишком удачными. Вероятно, работы продолжаются, но финансирование значительно сократилось, и очень громких достижений пока, по-видимому, нет. Соотношение цена-эффективность пока не в пользу вакцинации.

Идут очень интересные разработки моноклональных антител. Это вообще новая эра в фармакологии. Если говорить просто, когда человек заболевает, иммунная система реагирует определенным образом, вырабатываются антитела, направленные на искоренение болезни. В настоящее время учеными создана технология, позволяющая получать антитела заданной специфичности в промышленных количествах без использования животных или человека. Это создало новое направление в медицине: так называемую «таргетную» или «прицельную» терапию. Сегодня «нон-стоп» идут сотни клинических исследований моноклональных антител, в основном в онкологии. Но идет и вторая стадия клинических исследований такого средства против ВИЧ.

Ну а самой надежной и современной, наверное, была бы генная терапия, которая позволяет буквально «штопать» геном – попросту вырезать встроившийся вирус из клетки-хозяина. Исследования в этом направлении добрались уже до кроликов, пока не до людей. Успех в этой области, конечно, нанес бы сильный удар по существующим биотехнологиям, поскольку человеку было бы достаточно получить инъекцию с нужным геном и избавиться от болезней, множество из которых сегодня считаются неизлечимыми.


 


 
Взгляд