28 мая, пятница  |  Последнее обновление — 19:49  |  vz.ru
09:41 Разработан проект развития отечественной ядерной медициныВсе новости лентой
Читайте также

Проверено на мышах

Японские ученые заявляют, что нашли средство, которое справляется с гриппом A/H1N1 эффективнее, чем «Тамифлю»

Все статьи
Валерий Мамаев
Геронтолог
кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Лаборатории физико-химических основ регуляции биологических систем Института биохимической физики им. Н.М.Эмануэля РАН, преподаватель физтеха, член правления Московского отделения геронтологического общества РАН.
Послать письмо автору
Также этого автора

Страсти по Нобелю, ч. III.

Где скрываются стволовые клетки, кто и зачем придумал антиоксиданты?

Страсти по Нобелю. Часть I

Нобелевскую премию получили американцы. Многие говорят - несправедливо. Ведь начиналось все здесь, в Москве, на Ленинских горах.

Страсти по Нобелю, ч. II. «Человек долгоживущий»

«Видовая продолжительность жизни сдвинулась. Если хотите – началась новая эпоха: человека долгоживущего!»

– Валерий Борисович, известный ученый и ваш коллега А. М. Оловников, предсказавший открытие, удостоенное Нобелевской премии, ищет единственную «кнопку», которая отключила бы старение. Но ведь эту точку зрения разделяют не очень многие ученые?

– Да. Но если встать не на его позицию, а допустить, что старение – следствие многих причин, как предполагал Николай Маркович Эмануэль, и что существуют четыре механизма старения и работают они одновременно и интегративно, как думал Владимир Михайлович Дильман, то становится понятно, почему так долго не удавалось замедлить старение человека. Хотя средняя продолжительность жизни постоянно увеличивалась. С этой точки зрения, замедлить старение мы сможем лишь тогда, когда научимся влиять на все четыре механизма одновременно.

Исторический анализ распределения продолжительности жизни в различных странах, выполненный во многих геронтологических лабораториях, показывал, что увеличение средней продолжительности жизни не приводило к увеличению видовой продолжительности жизни. То есть развитие цивилизации позволяло сохранять слабые особи, но не замедлять старение. И эта ситуация длилась достаточно долго. Но лет 10 тому назад в некоторых странах (развитых странах) видовая продолжительность жизни сдвинулась. Если хотите – начался новый отсчет: человек долгоживущий!

– А латинское название есть?

– Не знаю. То, что я говорю, почему-то широко не обсуждается, хотя результаты этих вычислений представлены во многих научных публикациях. Кроме популяционного анализа мы видим массу доказательств этому. Очень впечатляют достижения герокосметологии, которая последнее время стала передним краем современной геронтологии. Практически все достижения геронтологов опробованы в косметологии, и многие вошли в арсенал герокосметологов.

– Означает ли это, что найдено лекарство от старения или способ омолодиться?

– И нет, и да. То есть все необходимые воздействия уже используют в жизни, а полного понимания у геронтологов ещё нет. Просто люди очень хотят жить, и в этом стремлении делают многое, что хорошо для них; и что-то из этого сработало. Теперь надо найти, что! Известно, что дольше всех живут японцы, особенно Окинава и особенно женщины.

– Женщины везде дольше живут почему-то…

– Нет, в Средней Азии меньше… Конечно, большинство женщин живут в более мягких условиях, чем мужчины. Да так и должно быть, у них такое биологическое предназначение – сохранять постоянство. Вот они его и сохраняют.

«Остров из фильма «Остаться в живых» – пример работы идеальной иммунной системы»

– А если говорить о влиянии экологических факторов?

– Да. Мы думали, что ужасные внешние условия ускорили процесс старения россиян. А когда посчитали, оказалось – не ускорили. Уместно сказать, положительные изменения внешних условий могут довольно быстро восстановить демографические показатели. Так, после объединения Германии за 10 лет восточные немцы догнали по продолжительности жизни западных. То есть за 10 лет мы можем восстановить исходную демографическую картину.

Самая серьезная проблема – когда бесплатное медицинское обслуживание вдруг становится платным. И это не только специфика россиян, так было, например, и в Канаде. Бесплатная медицина приводит к наплевательскому отношению к себе, когда о твоем здоровье должен кто-то заботиться, потом «кто-то» вдруг исчезает, а человек не привык это делать сам. Нет у нас культуры заботы о здоровье…

– Вернемся к четырем механизмам старения.

– На первый план выходит генетический механизм. Дефекты в наследственности реализуются в какие-то повреждения белков и болезни. Потом экологический механизм, когда внешние условия выявляют слабые звенья защитных систем. Образовавшиеся повреждения вызывают то же самое: повреждения и болезни.

Больше всего смертей на «совести» эндокринного или онтогенетического механизма. Наша эндокринная система развивается так, что в какой-то момент начинает организм убивать, уменьшая активность иммунной системы. Как у нерестовых рыб, у которых для нереста гормоны должны измениться радикально и несовместимым с жизнью образом. Когда женщина должна рожать, она не может выдержать такого уровня иммунной защиты, как в детстве. Начинается конфронтация между иммунной и эндокринной системами. Одна начинает уничтожать другую.

– А с чем это связано?

– Для природы важнее всего, чтобы женщина могла родить. Слишком активная иммунная система приведет к отсутствию ребенка. Ребенок же – чужой организм, а иммунная система не позволяет ничему чужому находиться внутри своего организма. Помните фильм «Остаться в живых»? Остров как пример идеальной работы иммунной системы. Когда иммунная система хорошо работает – это замечательно. Она позволяет организму выжить в чудовищных ситуациях, но не позволяет другому организму находиться внутри.

– Это третий механизм. А четвертый?

– Четвертый механизм – клеточный. На самом деле, вклад теломеразы, с которого мы начинали разговор, касается четвертого механизма. Когда мы решим первые три проблемы: генетическую, экологическую и онтогенетическую, – тогда человечество встанет лицом к лицу с проблемой недорепликации ДНК. Вероятно, поэтому и Алексей Матвеевич Оловников, заложивший основы теломерной биологии, говорит, что теломерный механизм не имеет прямого отношения к старению. Вот так взять и с помощью теломеразы «отменить» сразу старение пока невозможно. И замечательно, что это было открыто, что мы теперь знаем, как клетки умеют считать клеточные деления. Но нужно еще что-то.

– А что насчет хрономеров?

– Этот механизм, возможно, есть. Но думаю, что существуют другие глобальные механизмы, которые нами пока не изучены и которые помешают изучать роль хрономер в старении организма человека.

Продолжение следует…


 


 
Взгляд